Бизнес партнёрство

Экономика должна быть экономной, а я – экономист по образованию. Работаю, правда, в торговле. Постоянно имею дело с сорока банками, и собаку съел на их фортелях и зачастую, нелогичных схемах работы. По возможности делюсь опытом.

При создании или управлении собственным предприятием, далеко не каждый бизнесмен способен справиться с массой дел, требующих пристального внимания, самостоятельно. Очень часто возникает необходимость иметь помощника, а учитывая степень ответственности, отводимой новому члену предприятия, такой помощник может быть не просто подчиненным, а полноправным партнером. В подобных случаях необходимо предварительно четко распределить обязанности, установить поощрения и наказания за их выполнение или нарушение. Это поможет избежать конфликтов в будущем.

Навигация по странице

Государственно-частное партнерство — не цель, а один из способов ее достижения. Чем оно является по закону?

По данным Министерства экономического развития и торговли, для реконструкции и развития инфраструктуры Украине необходимо минимум 8 млрд долл. Одним из эффективных способов реализации инвестиционных проектов может стать государственно-частное партнерство (ГЧП), однако, несмотря на множество досужих разговоров на эту тему, развивается оно крайне медленно, количество реализованных проектов минимально, а их эффективность — низкая.

Эксперты Всемирного банка, по просьбе Минэкономразвития, проанализировали сферу ГЧП в Украине и разработали соответствующие рекомендации для ее совершенствования. Работы предстоит много, но шанс выстроить действительно эффективную систему есть.

Действующие в нашей стране механизмы, как институциональные, так и правовые, не способствуют привлечению международных инвестиций. Подходы к отбору проектов в Украине далеки от лучших мировых практик. По мнению экспертов Всемирного банка, метод реализации проекта вторичен, изначально должны определяться сама его ценность для общества и эффективность, а уже потом с учетом возможных фискальных рисков — форма реализации.

И ГЧП рассматривается лишь как один из многих вариантов. В Украине все происходит с точностью до наоборот — инициаторы создают проекты, с самого начала ориентируясь на источники финансирования, аргументируя не важность самого проекта, а необходимость его финансирования за счет выбранных ими источников. Как правило, итоговая эффективность реализации таких проектов невысока, в отличие от коррупционных рисков. А такие риски возрастают и благодаря правовой неоднозначности в сфере государственных инвестиций.

Фактически в Украине существуют три пути реализации инвестиционных проектов — традиционное государственное инвестирование, государственно-частное партнерство и концессии. Каждый из этих путей регулируется разными процедурами и законодательством.

Условия подготовки проектов под каждый из этих типов финансирования, как и государственные институты, их оценивающие, тоже разные. Средств оценки целесообразности реализации проектов нет», — рассказала консультант команды экспертов Всемирного банка Ирина Запатрина.

Если посмотреть на количество уже реализованных проектов, то свыше 200 из них окажутся концессионными и только два — проектами государственно-частного партнерства.

Это связано с тем, что концессионное законодательство предлагает авторам проектов более простой способ их подготовки и упрощенную систему оценивания. Естественно, при наличии двух путей — простого и сложного выбор практически очевиден, особенно если проект изначально создан лишь ради «освоения»госсредств или привлечения к его реализации «своих» компаний.

Подтверждают неэффективность такого подхода результаты, за оценку которых, к слову, редко кто берется, кроме иностранных экспертов.

По данным специалистов Всемирного банка, все реализованные проекты осуществлялись только украинскими компаниями, международные инвестиции не привлекались, оставив за бортом и прогрессивные технологии, и знания. Более того, ни один из них не предусматривал какой-либо существенной модернизации или строительства новых объектов инфраструктуры, а значит, и их ценность для государства незначительна, учитывая существующие потребности.

Одной из первоочередных задач должна стать именно гармонизация концессионного законодательства с Законом»О государственно-частном партнерстве». Кстати, оба ныне реализуемых проекта государственно-частного партнерства касаются модернизации систем теплоснабжения и могли бы стать типовыми для многих маленьких городов, если бы сфера ГЧП начала развиваться.

Но пока нечистым на руку чиновникам и бизнесу куда выгоднее использовать себе во благо пробелы в законах о концессии.

Свыше 20% всех инвестиционных проектов инициированы частными компаниями, и схемы их шиты белыми нитками. В худшем случае государство финансирует проекты из госбюджета, в лучшем — компания самостоятельно получает коммерческий заем (в том числе в собственном банке), а правительство обеспечивает его государственными гарантиями. При этом сами проекты далеко не всегда ориентированы на общественный интерес.

Эксперты Всемирного банка, проанализировав их, обнаружили и выращивание грибов, и строительство сети магазинов, и разведение рыбы, и модернизацию нефтепереработки за государственный счет или под госгарантии. Конечно, любой из этих проектов является коммерческим и даже в случае успешной реализации выгоден будет не столько обществу, сколько собственникам этих бизнесов. Эксперты отмечают, что по сей день правительство считает проект успешным, если все его финансовые условия были выполнены, и оценивает проекты также только с этой точки зрения. Процедуры, которая предполагала бы оценку эффективности собственно проекта, его необходимость, нет.

Единого органа, который бы занимался инвестиционными вопросами в Украине, тоже нет, что лишь усугубляет ситуацию. Без стратегического планирования экономического развития как Украины в целом, так и ее регионов определять приоритетные проекты для реализации сложно. Часты случаи дублирующего финансирования, когда одновременно реализуются несколько проектов, преследующих достижение одних и тех же целей.

Минэкономразвития смогло консолидировать в одном департаменте подразделения, отвечающие как за ГЧП, так и за традиционные государственные инвестиции, но это лишь один шаг из многих, так как в процессе должны принимать участие и местные власти, и Министерство финансов. Последнее должно взять на себя роль оценщика рисков инвестиционных проектов, но на данный момент от этих процессов отстранено. Минфин не уполномочен принимать окончательное решение ни по проектам ГЧП, ни по концессиям, хотя именно на его плечи в конечном итоге ляжет груз рисков, если проекты окажутся провальными.

Принимая во внимание ситуацию с госдолгом, Украина имеет определенные фискальные ограничения, а инфраструктурные потребности огромны. При этом ГЧП-проекты часто провоцируют нежелательные фискальные риски. Использование унифицированного подхода к оценке инвестпроектов позволяет избежать политических рисков, когда выбор метода реализации был продиктован не объективным анализом, а какими-то другими причинами.

Единый подход позволяет минимизировать фискальные риски — основную проблему в этой сфере. Если проект с самого начало классифицирован как ГЧП или государственная инвестиция, альтернативные пути его финансирования даже не рассматриваются. В то же время ГЧП несет потенциальные потери для бюджета и может влиять на рост государственного долга», — объяснила руководитель команды экспертов Всемирного банка, проводившей исследование, Наталия Билецкая.

Реализация инвестиционных проектов, кроме прочего, требует квалифицированных кадров. Их нехватка особо отмечается в регионах, где даже на этапах подготовки проектной документации у их инициаторов возникает масса проблем. Однако не так страшен дефицит специалистов, как их текучесть.

Международные партнеры регулярно проводят обучение украинских специалистов, однако потом обнаруживают, что повысившие свою квалификацию чиновники просто переходят на работу в частный сектор. Из 25 участников последней обучающей программы Всемирного банка половина уже спустя шесть месяцев сменила место работы. От этого страдает как подготовка новых проектов, так и реализация текущих — новым сотрудникам нужно время для изучения сути, документации, особенностей реализации проекта.

Ключевой вопрос государственных инвестиций — это их эффективность, способность правительства поддерживать одинаковый уровень государственного инвестирования. Министерство экономического развития и торговли с момента окончания исследования (август 2015-го) существенно продвинулось в решении обозначенных экспертами ВБ проблем, усовершенствовав правовое регулирование сферы госинвестиций, в частности подходы к отбору инвестиционных проектов, включенных уже в госбюджет 2016 г.

Из 38 поданных проектов действительно качественными оказались 18. Из них десять, по рекомендациям комиссии, были включены в бюджет, а для восьми предложено применение других форм финансирования. Однако это лишь начало необходимых структурных изменений в сфере государственного инвестирования.

В частности, эксперты Всемирного банка рекомендуют начать реформирование сферы с создания Национального плана развития инфраструктуры (минимум на десять лет) и определить вероятные источники его финансирования. Это позволит чиновникам правильно оценивать приоритетность проектов, подбирать оптимальные формы сотрудничества государства.

Также необходимо согласовать законодательство о государственно-частном партнерстве, чтобы устранить коррупционную составляющую и унифицировать процедуры отбора и контроля проектов. Вообще, по мнению экспертов, и подготовка проектной документации, и экономическая оценка проектов, и их отбор должны проходить по единому шаблону.

Также должен быть разработан типовой договор государственно-частного партнерства, в котором нужно четко обозначить проблемы, которые могут возникнуть в процессе реализации, и возможности рефинансирования. Тормозят реформирование ГЧП и отсутствие четких правил оценки активов, некачественная оценка фискальных рисков, неконкретные договорные обязательства и финансовая непрозрачность процессов.

Смысл партнерства государства и бизнеса — в социальном или экономическом развитии страны или хотя бы отдельно взятого региона. Средства должны инвестироваться лишь в действительно актуальные, необходимые объекты с длительным сроком эксплуатации, представляющие интерес для государства, а не для частных партнеров.

Пока заинтересованность в изменении ситуации проявляет лишь Министерство экономразвития. Этого мало, ведь непосредственное участие в процессах принимают Кабинет министров, Минфин, Фонд госимущества, Министерство регионального развития, Минэнерго, органы местного самоуправления. Успех реформы этой сферы зависит, по сути, от скоординированных действий всех участников, а главное, от желания менять устоявшуюся систему работы.

Источник: https://zn.ua/macrolevel/gosudarstvenno-chastnoe-partnerstvo-ne-cel-a-odin-iz-sposobov-ee-dostizheniya-_.html

Государственно-частное партнерство

Государственно-частное партнерство (ГЧП)

ГЧП представляет собой институциональный и организационный альянс государства и бизнеса с целью реализации общественно значимых проектов в приоритетных отраслях экономики Республики Беларусь.

Суть ГЧП заключается в вовлечении частных ресурсов, в том числе знаний, технологий, опыта и денежных средств в развитие объектов инфраструктуры, традиционно относящихся к компетенции государства. При этом одной из отличительных особенностей ГЧП является четкое распределение ответственности и рисков между государственным и частным партнерами.

Центр государственно-частного партнерства

Центр государственно-частного партнерства (центр ГЧП) создан 1 апреля 2014 г.

Научно-исследовательского экономического института Министерства экономики. 1 сентября 2016 г.

Основные функции Центра ГЧП:

  • проведение оценки предложений о реализации проектов ГЧП, в том числе концепций проектов ГЧП в соответствии с требованиями законодательства;
  • организационно-техническое и информационное обеспечение работы Межведомственного инфраструктурного координационного совета;
  • разработка и актуализация совместно органами государственного управления Национальной инфраструктурной стратегии Республики Беларусь;
  • консультирование органов государственного управления и частного бизнеса по вопросам ГЧП и стратегического инвестирования в целях развития инфраструктуры;
  • участие в совершенствовании нормативной правовой базы в сфере ГЧП;
  • распространение актуальной и достоверной информации о развитии ГЧП в Республике Беларусь среди заинтересованных;
  • повышение квалификации представителей органов государственного управления, организаций и иных заинтересованных в реализации проектов ГЧП;
  • консультирование органов государственного управления, организаций, в том числе частной формы собственности, банков, общественных объединений и иных заинтересованных по вопросам ГЧП и стратегического инвестирования в целях развития инфраструктуры;
  • формирование рынка проектов ГЧП в Республике Беларусь;
  • обеспечение межгосударственного обмена опытом по развитию ГЧП, в том числе участие в экспертных рабочих группах по ГЧП.

Межведомственный инфраструктурный координационный совет (МИКС)

МИКС является постоянно действующим коллегиальным органом, созданным в соответствии с постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 27 мая 2014 г. № 508 для координации вопросов долгосрочного развития инфраструктурных объектов, в том числе на принципах ГЧП.

Основные задачи МИКС:

  • разработка (актуализация) основных направлений долгосрочного развития объектов инфраструктуры;
  • определение подходов и методологии разработки Стратегии;
  • утверждение Cтратегии и годовых отчётов по ее реализации;
  • содействие в выработке и реализации государственной политики в сфере привлечения инвестиций для проектирования, возведения и (или) реконструкции, реставрации, ремонта, модернизации объектов инфраструктуры в рамках государственно-частного партнерства;
  • организация межведомственного взаимодействия по вопросам развития объектов инфраструктуры, в том числе привлечения инвестиций для реализации проектов по развитию объектов инфраструктуры в рамках государственно-частного партнерства.

Проекты

Название проекта Инициатор проекта Предварительная стоимость капитальных затрат Текущий этап подготовки
Реконструкция автомобильной дороги М–10: граница Российской Федерации (Селище) — Гомель – Кобрин, км 109,9 – км 195,15 Министерство транспорта и коммуникаций 200 млн. долл. США Технико-экономическое обоснование по проекту находится на стадии подготовки в рамках реализации соглашения между Республикой Беларусь в лице Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь и Европейским банком реконструкции и развития. 
Реконструкция комплекса зданий УЗ «Городская клиническая больница №3» в г. Гродно Гродненский областной исполнительный комитет 100 млн. долл. США Ведутся переговоры по привлечению Международной финансовой корпорации к финансированию подготовки проекта.
Строительство трех детских дошкольных учреждений в регионах Минской области Минский областной исполнительный комитет 13,2 млн. долл. США При финансовой поддержке Европейского союза отобранннным консорциумом консультантов ведется для разработка и технико-экономического обоснования по проекту.
Проектирование и строительство станции скорой и неотложной медицинской помощи в г. Барановичи Барановичский городской исполнительный комитет 4,3 млн. долл. США Ведется поиск источников для подготовки и последующей реализации проекта.

Правовая основа ГЧП в Республике Беларусь

Закон Республики Беларусь от 30 декабря 2015 г.

345-З «О государственно-частном партнерстве» (Закон о ГЧП) направлен на привлечение инвестиций в экономику Республики Беларусь. Закон о ГЧП определяет правовые условия ГЧП, регулирует общественные отношения, складывающиеся в процессе заключения, исполнения и расторжения соглашений о ГЧП. Законом о ГЧП определены в том числе: цели, задачи, принципы и сферы осуществления ГЧП; компетенция государственных органов в сфере ГЧП; обязательные условия, которые должны содержаться в соглашении о ГЧП; этапы проекта ГЧП, гарантии прав государственного, частного партнеров и кредиторов частного партнера, а также порядок разрешения споров.

Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 06 июля 2016 г.

Источник: http://investinbelarus.by/public-private-partnerships/

Социальное партнерство как форма реализации социальной политики. Органы социального партнерства

Что такое социальное партнерство? Соглашение, сотрудничество?

Становление системы социального партнерства как одной из формы реализации социальной политики достаточно длительный и сложный процесс. Как механизм регулирования взаимоотношений социальное партнерство получило развитие в середине XX века в ряде европейских стран.

Многие европейские государства методом проб и ошибок медленными темпами двигались к созданию целостной системы социального партнерства, как формы цивилизованных общественных отношений, обеспечивающих согласование и защиту интересов различных участников партнерства посредством достижения консенсуса по важнейшим направлениям социально-экономического и политического развития в рамках правового поля. На сегодняшний день наиболее развитая система социального партнерства характерна для таких стран как Германия, Австрия, Швеция.

В научных изданиях термин «социальное партнерство» определяется неоднозначно и прежде всего по причине того, что политика социального партнерства не ограничивается только лишь сферой экономических или социально-трудовых отношений.

В ее разработке и реализации принимают участие общественные объединения, органы государственного управления и местного самоуправления, коммерческие организации. Объекты социального партнерства это реальное социально-экономическое положение различных социальных групп, слоев, их общественных объединений, органов государственной власти, местного самоуправления на основе договоров, соглашений.

В основе социального партнерства лежит заинтересованность каждой из трех взаимодействующих сторон в поиске путей решения актуальных социальных проблем; объединение усилий и возможностей каждой из сторон в преодолении этих важных проблем, решение которых по одиночке неэффективно; конструктивное сотрудничество между сторонами в разрешении спорных вопросов; стремление к поиску реалистичных решений социальных задач; децентрализация решений, отсутствие государственного патернализма; взаимоприемлемый контроль и учет интересов; правовая обоснованность кооперации, предоставляющая выгодные каждой стороне и обществу в целом условия взаимодействия.

Почему государству отводится главная роль в системе социального партнерства?

В мировой практике государству отводится одна из главных роль в системе социального партнерства, в силу того что социальная функция является одной из основных функций государства.

Государство, беря на себя начальную стадию разработки социальной политики, нормативно-правой базы, формирует и закрепляет основные принципы социального партнерства, определяет характер и общую направленность правового регулирования отношений между субъектами, складывающихся при осуществлении социального диалога выступает в качестве медиатора и гаранта при разрешении различных конфликтов между социальными партнерами. Также нельзя не отметить, что в целях социальной защиты, как механизма реализации социальной политики государством выделяются средства, разрабатываются и реализуются социально значимые целевые программы, однако любых усилий только одного государства будет недостаточно (при решении по достижению социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей в удовлетворении потребностей граждан) при решении социальных проблем существующих в обществе, в силу ограниченности финансовых средств, необходимо осуществлять целенаправленное, конструктивное взаимодействие с тремя силами на общественной арене: государственными структурами, коммерческими предприятиями и некоммерческими организациями.

Какие субъекты помимо государства играют важную роль в системе социального партнерства?

Как отмечалось выше, помимо государства в рамках социального партнерства активное участие принимают коммерческие и некоммерческие организации, следовательно, логично предположить, что взаимодействие между участниками возникает тогда, когда представители трех секторов (или любой пары из них) начинают работать совместно, осознав, что это выгодно каждой отдельной взятой группе и обществу в целом. Также партнеры в ходе взаимодействия в равной степени разделяют социальные риски и достижения, ведут различные формы диалога, основанные на взаимном доверии, ответственности и ориентированные на согласование интересов акторов. В результате данного взаимодействия социальное партнерство создает основу для формирования и использования социального капитала.

Основываясь на определении можно сделать вывод, что социальный капитал характеризуется комплексом ценностей, разделяемых всеми социальными группами, которые создают между ними критическую массу доверия и возможность взаимодействия. Важным фактором формирования социального капитала является активность третьего сектора – общественных организаций. Одним из первых, кто обратил внимание на роль общественных организаций в США в начале 80-х годов, был М. Портер. Общественные организации действительно играют важную роль в развитии бизнеса при условии выбора правильной стратегии.

Почему социальную проблему можно рассматривать как объект социального партнерства?

Как было отмечено выше, социальная проблема является объектом, вокруг которой формируется социальное партнерство, но ее выявления и осознания всеми субъектами не достаточно для возникновения социального партнерства — необходимо не только разделение интересов каждого из возможных партнеров, четкое определение значимости социальной проблемы для каждой стороны, оценка собственных возможностей по решению проблемы, формулирование целей и задач дальнейшей совместной деятельности, а также выработка четких правил действий в процессе сотрудничества и в результате возможные прогнозы ожидаемых эффектов.

Таким образом, партнерство это не только конструктивное сотрудничество между тремя секторами на общественной арене, оно также включает развитие проектной культуры, как сферы для разделения задач и ответственности между партнерами, и именно партнерство способствует расширению поиска новых, альтернативных вариантов решения социальных проблем в который партнеры вовлекают друг друга.

Как результат, данное взаимодействие совместными усилиями пытается решить такие социальные проблемы как оказание помощи целевым группам социальной работы, снижение или устранение загрязнения окружающей среды; сохранение культурного и исторического наследия и т.

Какие проблемы сопровождает развитие социального партнерства в России?

Тема социального партнерства для нашей страны относительно новая, так как патернализм и социальная пассивность всегда были присущи российскому социуму. Процесс формирования системы социального партнерства в России осложнялся потому, как отсутствовал опыт использования этой категории в социалистическом обществе и, соответственно, законодательстве, быстрые темпы ломки социалистической парадигмы, ускоренные темпы либерализации социально-экономических отношений привели к ослаблению роли государства в социально-экономической сфере и, как результат, к снижению социальной защищенности российских граждан.

Также нельзя не учитывать того факта, что пока основная доля финансирования, а это около 100% в рамках решения социальных проблем приходится на государство, в отличие от других стран. При этом сущность партнерства заключается в том, что каждый из секторов в системе социального партнерства имеет свои сильные стороны, как результат усиление эффекта.

В странах Запада он достигается за счет четко отлаженного механизма регулирования партнерства, согласованности действий между субъектами влияния. В России же все складывается несколько по-другому. На данный момент существуют проблемы развития социального партнерства в России:

  • пассивность российского социума;
  • паттернализм;
  • несовершенство нормативно-правовой базы;
  • недостаточное финансирование социальной сферы;
  • недостаточное количество профессионалов.

Одной из наиболее сложных задач при решении социальных проблем является поиск источника финансирования. В большинстве случаев социальные проблемы решаются посредством бюджетных дотаций, объем которых практически не зависит от реальных качественных результатов работы, поскольку для государственных организаций бюджетная строка всегда строго ограничена. Более того, в России до сих пор не создана система поощрения благотворительной деятельности для коммерческого и некоммерческого сектора, которая в западных странах является серьезным источником финансирования, и государство, желая разделить с коммерческим сектором тяжесть социальной ответственности, стремится навязать концепцию альтруизма.

Однако такое нарушение механизма социальной идентификации приводит к тому, что социальные инвестиции осуществляются бизнесом только под прямым давлением со стороны государства или в ожидании государственных преференций. Средства грантов зарубежных благотворительных организаций и фондов недостаточны для широкого развития социального партнерства. Также нельзя не отметить, что деятельность большинства благотворительных организаций действующих на территории РФ воспринимается обществом неоднозначно, с одной стороны про их деятельность практически ничего неизвестно, во вторых им приходится функционировать в условиях агрессивной среды, так как их деятельность осуществляется в условиях всеобщего недоверия.

Следующая немаловажная проблема – недостаточное количество профессионалов, способных обеспечить эффективность процесса социального партнерства. Инициатива реализации тех или иных проектов чаще всего исходит от третьего сектора, и отсутствие опыта административной деятельности, планирования, привлечения средств является препятствием усиления социального эффекта партнерства.

Третьему сектору принадлежит особая роль в социальном партнерстве, и на него возлагается особая ответственность в силу того, что в большинстве случаев именно общественность выступает тем механизмом, который инициирует и координирует взаимодействие с властью и коммерческим сектором.

Новаторские методики и технологии работы, инициируемые общественными организациями или взятые из опыта других стран, не всегда могут быть внедрены в существующий формат социальной системы нашего государства. Государство остается консервативным в своих взглядах и чаще выступает в роли сдерживающего фактора в новаторских проектах. Положение усугубляется еще и тем, что чиновники различных органов государственного управления проявляют неприязнь к переменам, особенно в работе с третьим сектором.

Представители последнего часто воспринимаются как «просители» или «подчиненные», или даже как «соперники», но не как партнеры. Партнерство возникает в каждой конкретной ситуации тогда, когда некоммерческому сектору удается обосновать его привлекательность, но существуют принципиальные сложности во взаимодействии общественности и государства. Невольно возникает вопрос, в чем тогда заключается привлекательность партнерства с некоммерческими организациями для государства? Государственные органы заинтересованы в перераспределении собственных функций по выполнению социальных обязательств перед населением, соглашаясь на сотрудничество, и в большинстве случаев рассматривают некоммерческие организации как дополнительный инструмент государственного регулирования, с помощью которого требуемые услуги можно оказывать без затрат на громоздкий бюрократический аппарат. Но общественность предлагает не только услуги, но и новые подходы, во многом отличные от государственных, например работа православных патронажных служб в государственных лечебных учреждениях, обслуживание и уход за престарелыми и инвалидами в домах-интернатах, хосписах, благотворительные столовые, приюты для бездомных и т.

Все стороны участвующие в данном процессе должны осознавать, что социальное партнерство предполагает профессионализм, высокую ответственность за качество и полноту выполнения взятых на себя обязательств. Только при таком отношении к кооперации трех сил можно преодолеть существующие проблемы и сделать процесс социального партнерства эффективным.

В данной ситуации третий сектор должен становиться той творческой, созидательной силой, способной аккумулировать новые идеи, отвечающие требованиям быстро меняющихся социальных условий.

На Общероссийском гражданском форуме «Повестка дня для России» проходившем в 2013 г. президентом РФ были определены основные направления развития партнерских отношений с целью создания сильного государства и благополучного гражданского общества.

Некоторые практические шаги по формированию соответствующих институтов уже сделаны, а также создана нормативно-правовая база для взаимодействия государственного сектора, коммерческого и некоммерческого секторов, регулирующая не только статус и условия деятельности организаций, но и их взаимодействие.

В нормативноправовых документах закреплена идея создания комплексной системы поддержки активности юридически зарегистрированных гражданских инициатив по решению социально-значимых проблем, с которыми сталкивается российское общество.

Выводы

На данный момент некоммерческие и общественные организации получили возможность более комплексно, целенаправленно и эффективно развивать гражданское общество, повышать активность граждан РФ. За прошедшее десятилетие произошли существенные изменения, связанные с оформлением трех самостоятельных секторов.

Заложена правовая база, регулирующая не только статус и условия их деятельности, но и принципы взаимодействия между ними. В последнее время все чаще обсуждаются вопросы социальной ответственности бизнеса, как добровольный вклад бизнеса в развитие общества и ответственность за последствия ведения бизнеса перед обществом.

В целом, несмотря на все предпринимаемые усилия государства в области развития социального партнерства уровень его развития не соответствует мировой практике, основная проблема, требующая незамедлительного решения, на наш взгляд, корректировка нормативно-правовой базы и более лояльные условия для создания и развития общественных и благотворительных организаций.

Источник: http://topknowledge.ru/econpolitica/4363-sotsialnoe-partnerstvo-kak-forma-realizatsii-sotsialnoj-politiki.html

Трудовой кодекс РФ. Глава 3. Социальное партнерство в сфере труда. Общие положения

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Социальное партнерство в сфере труда (далее — социальное партнерство) — система взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), органами государственной власти, органами местного самоуправления, направленная на обеспечение согласования интересов работников и работодателей по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Часть вторая утратила силу. — Федеральный закон от 30.06.2006 N 90-ФЗ.

Статья 24. Основные принципы социального партнерства

Основными принципами социального партнерства являются:

равноправие сторон;

уважение и учет интересов сторон;

заинтересованность сторон в участии в договорных отношениях;

содействие государства в укреплении и развитии социального партнерства на демократической основе;

соблюдение сторонами и их представителями трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права;

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

полномочность представителей сторон;

свобода выбора при обсуждении вопросов, входящих в сферу труда;

добровольность принятия сторонами на себя обязательств;

реальность обязательств, принимаемых на себя сторонами;

обязательность выполнения коллективных договоров, соглашений;

контроль за выполнением принятых коллективных договоров, соглашений;

ответственность сторон, их представителей за невыполнение по их вине коллективных договоров, соглашений.

Статья 25. Стороны социального партнерства

Сторонами социального партнерства являются работники и работодатели в лице уполномоченных в установленном порядке представителей.

Органы государственной власти и органы местного самоуправления являются сторонами социального партнерства в случаях, когда они выступают в качестве работодателей, а также в других случаях, предусмотренных трудовым законодательством.

(часть вторая введена Федеральным законом от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Статья 26. Уровни социального партнерства

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Социальное партнерство осуществляется на:

федеральном уровне, на котором устанавливаются основы регулирования отношений в сфере труда в Российской Федерации;

межрегиональном уровне, на котором устанавливаются основы регулирования отношений в сфере труда в двух и более субъектах Российской Федерации;

региональном уровне, на котором устанавливаются основы регулирования отношений в сфере труда в субъекте Российской Федерации;

отраслевом уровне, на котором устанавливаются основы регулирования отношений в сфере труда в отрасли (отраслях);

территориальном уровне, на котором устанавливаются основы регулирования отношений в сфере труда в муниципальном образовании;

локальном уровне, на котором устанавливаются обязательства работников и работодателя в сфере труда.

Статья 27. Формы социального партнерства

Социальное партнерство осуществляется в формах:

коллективных переговоров по подготовке проектов коллективных договоров, соглашений и заключению коллективных договоров, соглашений;

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

взаимных консультаций (переговоров) по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, обеспечения гарантий трудовых прав работников и совершенствования трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права;

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

участия работников, их представителей в управлении организацией;

участия представителей работников и работодателей в разрешении трудовых споров.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Статья 28. Особенности применения норм настоящего раздела

Особенности применения норм настоящего раздела к государственным гражданским служащим, муниципальным служащим, работникам военных и военизированных органов и организаций, органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органов уголовно-исполнительной системы, таможенных органов и дипломатических представительств Российской Федерации устанавливаются федеральными законами.

(в ред. Федеральных законов от 25.07.2002 N 116-ФЗ, от 30.06.2003 N 86-ФЗ, от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Источник: https://www.superjob.ru/trudovoj-kodeks/03-obschie-polozheniya.html

8.2. Понятие и принципы социально-трудового партнерства

8.2. Понятие и принципы социально-трудового партнерства

Переход Республики Беларусь к рыночной экономике повлек необ­ходимость углубления социального партнерства между субъектами трудо­вых отношений.

В ст. 352 ТК Республики Беларусь указано, что социаль­ное партнерство — форма взаимодействия органов государственного уп­равления, объединений нанимателей, профессиональных союзов и иных представительных органов работников, уполномоченных в соответствии с актами законодательства представлять их интересы (субъектов социаль­ного партнерства) при разработке и реализации социально-экономической политики государства, основанной на учете интересов различных слоев и групп общества в социально-трудовой сфере посредством переговоров, консультаций, отказа от конфронтации и социальных конфликтов.

Из данного определения видно, что социальное партнерство — это совместная деятельность участников общественных отношений в соци­ально-трудовой сфере. Фактически социальное партнерство означает кон­сультации и сотрудничество между наемными работниками, нанимателем на разных уровнях по поводу определения и установления взаимоприем­лемых условий найма работников и оплаты их труда. В социально-трудо­вой сфере, как правило, взаимодействуют работники, наниматели и госу­дарство. Их интересы различные, однако социальное партнерство пред­полагает их совместное взаимодействие. Наниматели — это собственники предприятий различных форм собственности и видов. Собственник-на­ниматель вкладывает принадлежащие ему средства в производство и ис­пользует наемный труд. Он кровно заинтересован в высокой прибыли, эффективном использовании занятых наемных работников, поэтому он с целью получения максимальной прибыли экономит на рабочей силе, на создании благоприятных условий труда наемного персонала, удлиняет рабочий день, уменьшает заработную плату и т.

Наемный работник по­лучает заработную плату в соответствии с количеством и качеством зат­раченного труда, поэтому он заинтересован в высокой оплате своего тру­да, в комфортных условиях трудовой деятельности, в сокращении рабоче­го времени, удлинении перерывов и т. Государство желает получить высокий налог с учреждений, оно заинтересовано, чтобы на учреждениях не было коллективных трудовых споров (конфликтов), которые зачастую могут потрясать сами устои государства, породить нестабильность в нем. Как видно, интересы всех трех участников в социально-трудовой сфере различны, однако все они в определенных условиях взаимодействуют между собой, их интересы иногда совпадают. Все три партнера заинтере­сованы в стабильном функционировании производства как необходимом условии существования работников, стабильной и высокой прибыли и необходимости жизнеобеспечения всего общества. Государство призвано обеспечивать эффективное функционирование системы социально-трудо­вых отношений, поэтому оно выступает организатором и координатором между наемными работниками и нанимателями, способствует переговор­ному процессу между ними, а иногда выступает арбитром при разреше­нии трудовых коллективных споров и конфликтов. Поэтому государство участвует в социально-партнерских отношениях в качестве стороны на переговорах и в консультациях с целью выработки и проведения в жизнь социальной и экономической политики государства. С другой стороны, в социально-трудовых отношениях на государственных учреждениях оно выступает основным нанимателем.

К числу международно-правовых актов следует отнести: Конвенцию МОТ № 87 «О свободе ассоциации и защите права на организацию»; Кон­венцию МОТ № 98 «О применении принципов права на организацию и на ведение коллективных переговоров»; Конвенцию МОТ № 135 «О защите прав представителей трудящихся на предприятии и предоставляемых им возможностях»; Конвенцию МОТ № 144 «О трехсторонних консультациях для содействия применению международных трудовых норм»; Конвенцию МОТ № 150 «О регулировании вопросов труда: роль, функции и организа­ция»; Конвенцию МОТ J№ 154 «О содействии коллективным переговорам». К числу внутренних нормативных актов, регулирующих отношения в сфе­ре социального партнерства, относятся: постановление правительства Рес­публики Беларусь от 23. 01. 1995 года J№ 41 «Об утверждении положения об организации взаимодействия государственных органов, профессиональных союзов и нанимателей в целях предотвращения массовой безработицы»; Постановление правительства от 24. 11. 1998 года № 95 «Об утверждении рекомендаций по регулированию оплаты труда на основе тарифных согла­шений и коллективных договоров»; Указ Президента Республики Беларусь от 15. 07. 1995 года № 278, которым создан Национальный совет по трудо­вым и социальным вопросам. Указом Президента Республики Беларусь от 5. 05.

1995 года № 252 утверждено положение о Национальном совете по трудовым и социальным вопросам. Этот совет рассматривает проекты нор­мативно-правовых актов по трудовым и социально-экономическим вопро­сам, вносит предложения по их совершенствованию; разрабатывает проек­ты Генерального соглашения между сторонами и мероприятия по их реали­зации, осуществляет контроль за ходом их выполнения; совершенствует механизм взаимодействия сторон по проблемам экономического и соци­ального развития общества, изучает и обобщает, распространяет положи­тельный опыт регулирования социально-трудовых отношений и вырабаты­вает рекомендации по его практическому применению; информирует обще­ственность о работе совета, отечественном и зарубежном опыте регулиро­вания социально-трудовых отношений. Члены совета имеют право осуще­ствлять контроль за выполнением концепции развития социально-партнер­ских отношений, получают информацию от государственных органов о ходе выполнения генеральных, отраслевых и местных соглашений по социаль­но-трудовым отношениям; заслушивают выступления должностных лиц по вопросам социально-трудовых отношений, информацию о социально-эко­номическом положении республики, административно-территориальных единиц, учреждений и организаций, а также о работе, проводимой по со­вершенствованию социального партнерства; освещают свою деятельность в средствах массовой информации. В состав Национального совета по тру­довым и социальным вопросам входят по 11 представителей от каждой сто­роны, включая одного сопредседателя, с правом решающего голоса (на ос­нове принципов паритетности). Персональный состав совета определяется сторонами путем переговоров с учетом принципов полномочности и деле­гирования прав. Представительство республиканских объединений нани­мателей и профсоюзов определяется пропорционально численности их чле­нов в рамках установленных квот. Совет возглавляет председатель, избира­емый советом из числа сопредседателей. Рабочим органом совета является секретариат, формируемый председателем совета. Совет созывается не реже одного раза в квартал. Решения советом принимаются путем голосования при наличии более половины представителей сторон и считаются приняты­ми, если каждая из сторон поддержала их большинством голосов. В жизнь эти решения проводятся посредством издания соответствующих норматив­но-правовых актов.

На отраслевых и местных уровнях также имеются положения о со­ветах по трудовым и социальным вопросам, которые утверждаются Ми­нистерством труда Республики Беларусь по согласованию с соответству­ющими республиканскими объединениями нанимателей и профсоюзов.

Социальное партнерство основано на следующих принципах: равно­правие сторон; соблюдение норм трудового законодательства; полномоч-ность принятия обязательств; добровольность принятия этих обязательств; учет реальных возможностей принятия реальных обязательств; обязатель­ность выполнения договоренности и ответственность за принятие обяза­тельств; отказ от односторонних действий, нарушающих договоренности, и взаимное информирование сторон переговоров об изменении ситуации.

Источник: http://ebooks.grsu.by/trudovoe_pravo/8-2-ponyatie-i-printsipy-sotsialno-trudovogo-partnerstva.htm

«Восточное партнерство»: восемь лет в окопах

В преддверии V саммита «Восточного партнерства» Евросоюз, с одной стороны оценивает достигнутый успех в сближении с шестью восточными партнерами – Арменией, Азербайджаном, Беларусью, Грузией, Молдовой и Украиной, а с другой – сдерживает давление тех стран, которые требуют дополнительных стимулов, а именно – перспективы членства в ЕС. Главный и извечный аргумент восточных партнеров заключается в том, что без подобного стимула невозможно снискать общественную поддержку продемократических и проевропейских реформ.

Тем не менее, ратификация соглашений об ассоциации с Грузией, Молдовой и Украиной является подтверждением «мягкой силы» ЕС (внешнеполитической стратегии, предполагающей способность добиваться желаемых результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности, в отличие от «жесткой силы», которая подразумевает принуждение, — ред). Евросоюз сумел привлечь элиты и мобилизовать общества, несмотря на то, что принятые соглашения не содержат обещаний ни членства, ни финансовой помощи, которая в свое время была предоставлена странам-членам ЕС в Центральной и Восточной Европе.

На Западе до сих пор лишь немногие способны понять, насколько глубоким является эффект соглашений об ассоциации в целом ряде различных областей. Во-первых, сразу три партнера, которые ранее стремились поддерживать многовекторные международные отношения, в итоге согласовали свои приоритеты с приоритетами ЕС и других западных институтов.

Еще один эффект – постоянная и мощная общественная поддержка европейской интеграции в Украине и Грузии.

Подобные настроения наблюдаются даже в Молдове, несмотря на не самый удачный период правления предыдущей проевропейской власти, широкомасштабную коррупцию и пророссийского президента Игоря Додона.

Было бы ошибочным полагать, что подобных результатов помогла достичь исключительно политика «Восточного партнерства». Реальным катализатором изменений стала реакция России на украинский Евромайдан.

Московская аннексия Крыма и война в Донбассе консолидировали поддержку ЕС в регионе, в основном – в надежде на защиту. Это, в свою очередь, лишний раз убедило Брюссель в целесообразности своей политики.

Однако суть любой эффективной политики – беспрерывное переосмысление методов ее реализации и гибкости.

Ассоциированные партнеры пытаются склонить ЕС пойти на большие уступки, в то время как Евросоюз требует от региона больше реформ. Европейская политика в странах «Восточного партнерства» может достичь большего только в том случае, если Брюссель и страны ЕС, осознавая упомянутый выше политический подтекст, возьмут на себя большую ответственность за регион.

Евросоюз должен учитывать, что реформы в регионе, исходя из опыта лучшего реформатора – Грузии, требуют больше времени и ресурсов.

Макроэкономическая помощь ЕС наряду с Международным валютным фондом (МВФ) продемонстрировала исключительную эффективность, если говорить о восстановлении микрофинансовой стабильности в Украине, Молдове и Грузии. Вместе с тем растет понимание того, что Соглашение о полной и всеобъемлющей свободной торговле (DCFTA), наиболее важная и обязательная часть соглашений об ассоциации, не может запустить необходимый экономический рост сама по себе.

Текущее экономическое предложение ЕС не способно помочь странам «Восточного партнерства» в краткосрочной перспективе.

Хотя экспорт всех трех ассоциированных стран в ЕС вырос, однако только в Молдове этот показатель лишь на 63% компенсирует потерю российского рынка (Москва в сентябре 2013 года ввела эмбарго на основные экспортные продукты Молдовы – вино и крепкие алкогольные напитки). К примеру, доля украинского экспорта в ЕС увеличилась с 25% в 2012 году до 37% в 2016 году главным образом в результате разрыва торговых отношений Киева с Москвой.

Наконец, что наиболее важно, становится очевидным, что инвестиции, связанные с реализацией DCFTA, игнорировались при разработке проектов этого соглашения. Квоты на экспорт в ЕС для каждой из стран-партнеров были распределены без учета настоящих экономических условий.

С тех пор все три страны пострадали от экономического кризиса, а Украина была втянута в дорогостоящую войну. Но ЕС подцепил особый вид «нидерландской болезни»: после референдума в 2016 году ЕС и Нидерланды договорились, что Соглашение об ассоциации с Украиной не должно гарантировать каких-либо обязательств относительно возможного членства в ЕС, значительной финансовой помощи, права на работу в ЕС или военной поддержки.

Восточное партнерство» в настоящее время мечется по окопам, которые ему помогли выкапывать после того, как Россия направила на Украину дула своих пулеметов и в корне изменила ситуацию с безопасностью и экономикой в регионе.

Сделанный под заказ» пересмотр Европейским союзом политики «Восточного партнерства» (имеются в виду такие проекты, как EU4Business, EU4Innovation, EU4Energy, EU4Digital или EaP European School), не имеет особого значения. Единство Евросоюза достаточно сильное, чтобы удерживать санкции в отношении России, но оно рухнет, как только на столе появится пересмотр европейской перспективы для стран «Восточного партнерства», несмотря на то, что соглашения об ассоциации изначально ее предполагают.

Молдова, которая за несколько лет из потенциально успешного европейского государства превратилась в узурпированную страну, является напоминанием того, что в конечном итоге отношения с ЕС определяют исключительно социальный и экономический прогресс в стране-партнере.

Внутриполитическая динамика продолжает подрывать лучшие политические намерения Брюсселя.

Достижения остаются хрупкими, в то время как ставки – высокими.

Верховенство права в странах «Восточного партнерства» является слабым как никогда, а коррупция усугубляется политической безнаказанностью. Затянувшееся чувство несправедливости лучше всего демонстрируется на примере того, что в канун четвертой годовщины начала Евромайдана Генпрокуратура Украины прекратила все расследования дел об убийствах участников революции.

Евросоюзу необходимо по достоинству оценить достигнутое и взять на себя ответственность за социально-экономическую основу региона, который он стремится стабилизировать.

Вместо того, чтобы придерживаться догм, постоянных сомнений и попыток проявлять гибкость в силу должны вступить руководящие принципы. При том, что отдельные привилегии для ассоциированных партнеров могут предоставляться без значительных затрат, ничего не стоит, например, пересмотреть экспортные квоты в рамках DCFTA. То же касается и финансовой поддержки, большая гибкость в этом плане могла бы существенно поспособствовать экономической модернизации стран в регионе.

И последнее, но не менее важное: ЕС должен продолжать фокусироваться на демократических стандартах, притом не только в Беларуси. Реальная и мнимая роль России не должны переоцениваться восточными партнерами и вводить их в заблуждение, иначе политика ЕС потеряется в окопах «Восточного фронта».

Источник: https://carnegieendowment.org/2017/11/24/ru-pub-74818

ПАРТНЁРСТВО ВО ИМЯ МИРА

ПАРТНЁРСТВО ВО И́МЯ МИ́РА — программа двустороннего сотрудничества НАТО с государствами, не являющимися членами альянса.

Реа­ли­зо­вы­ва­ет­ся по ини­циа­ти­ве США с 1994 года в свя­зи с уп­разд­не­ни­ем в 1991 году Ор­га­ни­за­ции Вар­шав­ско­го до­го­во­ра.

Ру­ко­вод­ство НАТО об­ра­ти­лось к но­вым су­ве­рен­ным го­су­дар­ст­вам, а так­же к ней­траль­ным стра­нам с пред­ло­же­ни­ем при­сое­ди­нить­ся к про­грам­ме на дву­сто­рон­ней и су­гу­бо ин­ди­ви­ду­аль­ной ос­но­ве, с учё­том по­зи­ций и ин­те­ре­сов ка­ж­дой стра­ны, в це­лях рас­ши­ре­ния их со­труд­ни­че­ст­ва с аль­ян­сом. Официальная ос­но­ва про­грам­мы — Ра­моч­ный до­ку­мент — пре­ду­смат­ри­ва­ет, что ка­ж­дое го­су­дар­ст­во-парт­нёр бе­рёт на се­бя ряд обя­за­тельств: быть при­вер­жен­ным де­мо­кра­тическим цен­но­стям, раз­де­ляе­мым НАТО; со­блю­дать прин­ци­пы ме­ж­ду­народного пра­ва; вы­пол­нять обя­за­тель­ст­ва, вы­те­каю­щие из Ус­та­ва ООН и других ос­ново­по­ла­гаю­щих до­ку­мен­тов; воз­дер­жи­вать­ся от уг­ро­зы при­ме­не­ния или при­ме­не­ния си­лы про­тив других го­су­дарств; раз­ре­шать спо­ры мир­ным пу­тём.

Стра­ны — уча­ст­ни­цы про­грам­мы обя­зу­ют­ся спо­соб­ст­вовать про­ве­де­нию во­енных ре­форм, соз­да­нию эф­фек­тив­ных обо­рон­ных ин­сти­ту­тов, обес­пе­че­нию гражданского кон­тро­ля над воо­руженными си­лами, раз­ви­вать по­тен­ци­ал, не­об­хо­ди­мый для со­вме­ст­ных дей­ст­вий с НАТО при про­ве­де­нии ми­ро­творческих и гу­ма­ни­тар­ных опе­ра­ций.

В Ра­моч­ном до­ку­мен­те так­же за­кре­п­ле­но обя­за­тель­ст­во го­су­дарств — чле­нов НАТО про­во­дить кон­суль­та­ции с лю­бой стра­ной-парт­нё­ром в слу­чае, ес­ли она со­чтёт, что воз­ник­ла пря­мая уг­ро­за её тер­ри­то­ри­аль­ной це­ло­ст­но­сти, по­ли­тической не­за­ви­си­мо­сти или безо­пас­но­сти.

В про­грам­ме уча­ст­во­ва­ли 34 го­су­дар­ст­ва.

В 1994 году к ней при­сое­ди­ни­лись Ру­мы­ния (26 января), Лит­ва (27 января), Поль­ша (2 февраля), Эс­то­ния (3 февраля), Венг­рия (8 февраля), Ук­раи­на (8 февраля), Сло­ва­кия (9 февраля), Лат­вия (14 февраля), Бол­га­рия (14 февраля), Ал­ба­ния (23 февраля), Че­хия (10 мар­та), Мол­да­вия (16 мар­та), Гру­зия (23 мар­та), Сло­ве­ния (30 мар­та), Азер­бай­джан (4 мая), Фин­лян­дия (9 мая), Шве­ция (9 мая), Турк­ме­ния (10 мая), Ка­зах­стан (27 мая), Кир­ги­зия (1 ию­ня), Рос­сия (22 ию­ня), Уз­бе­ки­стан (13 ию­ля), Ар­ме­ния (5 октября); в 1995 — Бе­ло­рус­сия (11 января), Ав­ст­рия (10 февраля), Маль­та (26 апреля), Ма­ке­до­ния (15 но­ября); в 1996 году — Швей­ца­рия (11 декабря); в 1999 году — Ир­лан­дия (1 декабря); в 2000 году — Хор­ва­тия (25 мая); в 2002 году — Тад­жи­ки­стан (20 февраля); в 2006 году — Бос­ния и Гер­це­го­ви­на, Сер­бия, Чер­но­го­рия (все 14 декабря). По­сле всту­п­ле­ния ря­да го­су­дарств — уча­ст­ни­ков про­грам­мы в НАТО (Венг­рия, Че­хия, Поль­ша — в 1999 году; Бол­га­рия, Лат­вия, Лит­ва, Ру­мы­ния, Сло­ва­кия, Сло­ве­ния, Эс­то­ния — в 2004 году; Ал­ба­ния, Хор­ва­тия — в 2009 году) в ней уча­ст­ву­ют 22 стра­ны.

Пра­во­вой ос­но­вой уча­стия Рос­сии в про­грам­ме яв­ля­ет­ся Фе­де­раль­ный за­кон «О ра­ти­фи­ка­ции Со­гла­ше­ния ме­ж­ду го­су­дар­ст­ва­ми — уча­ст­ни­ка­ми Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ско­го до­го­во­ра и дру­ги­ми го­су­дар­ст­ва­ми, уча­ст­вую­щи­ми в про­грам­ме «Парт­нёр­ст­во ра­ди ми­ра», о ста­ту­се их Сил от 19 ию­ня 1995 году го­да и До­пол­ни­тель­но­го про­то­ко­ла к не­му» (от 7.

В рам­ках про­грам­мы НАТО и стра­ны-парт­нё­ры осу­ще­ст­в­ля­ют кон­суль­та­ции по ши­ро­ко­му кру­гу во­про­сов.

Вой­ска стран — чле­нов НАТО и ря­да стран-парт­нё­ров про­во­дят со­вме­ст­ные уче­ния, уча­ст­ву­ют в во­енных опе­ра­ци­ях и мис­си­ях под руководством НАТО, про­во­дят ме­ро­прия­тия по по­вы­ше­нию опе­ра­тив­ной со­вмес­ти­мо­сти. Осо­бое вни­ма­ние НАТО уде­ля­ет от­но­ше­ни­ям со стра­на­ми-парт­нё­ра­ми в стра­те­ги­че­ски важ­ных для аль­ян­са ре­гио­нах — на Кав­ка­зе и в Центральной Азии.

В рам­ках про­грам­мы «Партнерство во имя мира» и Со­ве­та Рос­сия — НАТО (уч­ре­ж­дён в 2002 году) при­ори­тет­ны­ми для Рос­сии в начале XXI века яв­ля­ют­ся: осу­ще­ст­в­ле­ние по­сто­ян­но­го по­ли­тического диа­ло­га и прак­тического со­труд­ни­че­ст­ва с НАТО по ук­ре­п­ле­нию все­об­щей безо­пас­но­сти, борь­бе с тер­ро­риз­мом и нар­ко­аг­рес­си­ей, кон­тро­лю над во­ору­же­ния­ми, не­рас­про­стра­не­нию ядер­но­го ору­жия, про­бле­мам про­ти­во­ра­кет­ной обо­ро­ны, про­ве­де­нию по­ис­ко­во-спа­сательных опе­ра­ций на мо­ре, борь­бе с пи­рат­ст­вом, об­ме­ну ме­ж­ду во­енными учеб­ны­ми за­ве­де­ния­ми.

При этом Рос­сия вы­сту­па­ет про­тив во­енного вме­ша­тель­ст­ва НАТО в ме­ж­ду­народные кон­флик­ты и пла­нов аль­ян­са из­ме­нить во­енно-по­ли­тический ба­ланс в ми­ре в свою поль­зу.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/partniorstvo_vo_imia_mira

Оставьте комментарий